Вторник, 24.10.2017, 12:25 Приветствую Вас Гость


Главная | Регистрация | Вход | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: silverfox, push 
Форум » Замок Волка » Библиотека » Герои Альянса
Герои Альянса
silverfoxДата: Вторник, 15.03.2011, 12:01 | Сообщение # 1
Полковник
Группа: Советники
Сообщений: 177
Репутация: 13
Статус: Offline
Вариан Ринн

Вариан Ринн родился незадолго до Первой войны. Его отец, Ллейн Ринн, был королем Штормграда, появление сына необычайно обрадовало его и Ллейн с гордостью воспитывал и растил своего преемника. Его близкий друг Андуин Лотар был верным спутником и наставником Вариана, обучал его ратному делу и дисциплине. Но пришла беда в Азерот, охваченный демонической силой маг Медив открыл Темный портал, через который хлынула зеленая волна всепожирающей Орды, и первым препятствим на пути полчища орков был Штормград. Лотар, с своими войсками, предпринял отчаянную попытку откинуть орков от крепости, тем временем полуорк Гаронна, руководимая Теневым советом Орды, предательски убила короля Штормграда Ллейна, и город пришлось отдать. Андуин собрал оставшиейся войска и забрал юного принца Вариана с собой к отступлению. Посоветовавшись с Варианом и магом Кадгаром, Лотар принял решение направился к королю Лордаэрона Теренасу.

Правитель Лордаэрона радушно встретил гостей и выслушал их рассказ, с принцем Варианом он обращался как с равным. В замке юный принц познакомился с Артасом Менетилом, сыном Теренаса, мальчишки быстро подружились, и Вариан чувствовал себя намного легче. Вместе с Артасом они учились сражаться на разных видах оружия, учились верховой езде. Тем временем война с Ордой продолжалась, Теренасу удалось обьединить королевства Азерота в единый Альянс под руководством Андуина Лотара и к концу второй войны Альянс одержал победу. Лотар был убит в бою, так и не застигнув отвоевания Штормограда. Король Теренас оказал помощь Вариану в восстановлении Штормграда, после чего его официально короновали в возрасте 18 лет. Камнетесы во главе с Эдвином Ван Клифом предложили свою помощь в восстановлении штормграда, на что король с радостью согласился. К моменту полного восстановления города Вариан женился на белокурой красавице Тифин, которая родила ему наследника. С именем долго думать не пришлось, и молодой король назвал сына в честь своего верного наставника Андуина Лотара. Альянс, тем временем, начал раскалываться, и Эльфы Кель’Таласа вместе с людьми Гилнеаса и Стромграда решили отсоединиться. Вариан поклялся остаться в Альянсе вместе с Теренасом. Камнетесы, работающие над восстановлением Штормграда, потребовали оплаты своего труда, на что знать Штормграда дала отказ, Вариан не хотел спорить с советом знати и не предпринял никаких действий. Камнетесы развернули мятежи на улицах города, в одном из которых была убита молодая королева Тифин. Ван Клиф бежал из города.

Шли годы, прошла Третья война и возникла возможность заключения мира между Ордой и Альянсом. Вариан Ринн отправился в Терамор для встречи с Леди Джайной Праудмур с целью согласовать условия мира. Но по дороге в Терамор на короля было совершено нападение Братством справедливости, и Вариан был похищен. Его держали взаперти на острове Алькац. Штормград остался без правителя и Болвар Фордрагон был назначен регентом Штормграда, а Леди Престор, служившая королевским советником, предложила назначить королем десятилетнего Андуина Ринна. В королевстве возникали недовольства по поводу долгого отсутствия короля. Вариану тем временем удалось сбежать из плена, но едва не лишившись жизни он был выброшен водами океана на берег Дуротара, где его подобрал караван орков. Во главе каравана был Рехгар Гнев Земли, который проводил и заведовал гладиаторскими боями. Вариана бросили в клетку к двум другим гладиаторам-Бролу Медвежьей Шкуре и Валире Сангвинар. В ту же ночь Брол оказал помощь Ринну в восстановлении памяти, погрузив его в транс, Вариан мысленно вернулся в том самый день когда был убит его отец, а Штормград пылал и разрушался. Постепенно к нему возвращалась память, гладиаторов перевезли в Фералас, где они выступали на арене Забытого города. После победы в очередной кровавой схватки, Вариану дали оркское имя – Ло’Гош, что переводилось как призрачный волк.

Регхар отвез Брола и Ринна в Громовой утес, где они должны были пройти ритуал очищения в Прудах видений, там Вариан получил еще один фрагмент своей памяти. Молодая красивая девушка держит на руках младенца. Младенец улыбался и тянул к нему свои ручки, девушка тоже завороженно смотрела на него большими прекрасными глазами, но видение было прервано пещерным элементалем. Ло’Гош одержал победу в схватке и теперь в его голове зарождался план побега от Регхара. В благодарность за победу над элементалем Хамуул Рунический Тотем пригласил Брола и Вариана к себе и рассказал ему легенду о настоящем носителе имени Ло’Гош. Это был необычайно сильный большой белый волк, знаменитый своей отвагой и яростью. Эту легенду знали все народы Азерота и чтили ее. Хамуул подарил Ринну перо, в котором Брол узнал перо гиппогрифа, и в ту же ночь призвав с помощью пера Острокогтя гладиаторам удалось сбежать. Таким образом они попали в Дарнаcс, где были приглашены на беседу Тирандой Шелест Ветра. Она сообщила о том, что поможет им добраться в Терамор, где Леди Джайна Праудмур поможет Вариану восстановить помять и вернуться в родное королевство. Чтобы проникнуть в окутанное темной магией сознание Вариану Джайна пригласила Энгвин. Вместе они окунулись в омут его памяти и увидели там пылающий Штормград, королевскую свадьбу и рождение сына, смерть супруги. Когда Вариан окончательно оправился, то он захотел тут же вернуться в Штормград к своему сыну. Брола он взял с собой как верного друга, а уже в доках перед отплытием они обьединились с Велирой.

Возвращаясь в Штормград Вариан получил еше одно видение, где явно видел свое возвращение в город, толпы ликующих горожан приветствуют его. Леди Престор сообщила всем, что Братство справедливости получило выкуп за короля, и его отпустили. После возвращения Вариана волновала только трата денег, а все государственные дела от откладывал в сторону. Юного Андуина очень разочаровывали изменения в отце. Когда в Штормград пришел Магнии Бронзобород просить помощи в битве с орками и дворфами Черного Железа, то Вариан просто отказал ему. Как оказалось на месте Вариана в Штормграда находился его двойник. Кто-то утроил эту подмену, зная какую важность играет Вариан Ринн для королевства. По прибытии в гавань Менетилов Ло’Гош поспешил встретится с Магни и попросил вызвать своего сына Андуина. После долгих рассказов и обсуждений было принято решение встретиться с двойником. Андуин к тому времени окончательно поверил, что Ло’Гош его настоящий отец.

На входе в Штормград Вариана остановил генерал Маркус Джонатан и сообщил что по прямому приказу Леди Престор они должны быть арестованы и казнены как предатели. Когда же Вариан и его люди смогли доказать свою преданность Штормграду, они пошли на встречу с Леди Престор. Войдя в главную крепость Вариан обьявил, что Леди Престор никто иная как Ониксия. Там же находился и двойник Ринна. Ло’Гош и лже-Вариан вступили в битву, но она не долго продолжалась, Андуин попросил их остановиться, но тут же Ониксия приняв свой истинный облик черного дракона схватила юного принца и исчезла.

Оба Вариана, собрав отряд, направились в Терамор, где встретились с Джайной Праудмур. Изучив магию, которая их окутывала, она сообщила что они половинки одного единого целого, и чтобы их связать нужно разрушить заклятье наложенное Ониксией. Для убийства дракона оба Вариана были вооружены древними эльфийскими клинками, с заключенной в них магической силой. Брол, Джайна и два короля отправились в Логово Ониксии. Бой заваязался тяжелый, когда Брол и Джайна были не в состоянии сражаться, то лже-Вариан бросился вперед, чтобы закрыть собой Ло’Гоша от заклинания Ониксии, но тоже самое сделал и Ло’Гош. Попав под волну заклинания два Вариана стали единым целым, воспользовавшись замешательством дракона, увернувшись от обжигающего пламени, Ринн быстро добрался до ее головы и нанес решающий сокрушительный удар. Заряженые магией эльфийские клинки легко пронзили драконью плоть и отсекли могучую голову Ониксии. После этой величайшей победы, Вариан Ринн вернулся на престол Штормграда, обещая дать новое более светлое будущее для своего народа.

Прикрепления: 8629400.jpg(131Kb)


 
seryipesДата: Суббота, 09.04.2011, 20:09 | Сообщение # 2
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 922
Репутация: 22
Статус: Offline
Верховный лорд Тирион Фордринг

Восхождение

Тирион родился в простой семье, с детства учился трудиться и добиваться своих целей самостоятельно. В юношестве всерьез заинтересовался ратным делом, выстругивая себе деревянные мечи и копья, он героически сражался с невидимыми противниками, воображая себя благородным могучим воином в сияющих доспехах. Достигнув совершеннолетия, Тирион осуществил свою мечту и был посвящен в рыцари. За несколько лет службы, он зарекомендовал себя как бесстрашного и сильного соперника, как благородного и праведного воина. Со своим верным другом и помощником, Саиданом Дотроханом, они часами оттачивали свои боевые навыки, изучая новые приемы и обмениваясь опытом.

Орден Серебряной Длани

Однажды обоих друзей вызвал к себе архиепископ Алонсус Фаол и пригласил вступить в Орден паладинов одними из первых его членов. Тирион был удивлен таким предложением, но отказать такой чести он не мог, вместе с Саиданом, они вошли в число первых пяти рыцарей Ордена Серебряной Длани. Следуя учению Утера Светоносного, они научились владеть Силой Святого Света. Их долгом была не только защита народов Альянса от нападений темных сил, но и исцеление от болезней и увечий. Обладавшим силой и мудростью паладинам была возложена миссия сплотить разрозненные народы Азерота и повести их к победе, не позволив ордам кровожадных существ поработить хозяев этого мира. В страшные времена Второй войны Тирион проявил себя как умелый лидер и бесстрашный воин, умение быстро принимать правильное решение и скоординировать вверенные ему войска привели его к славе и к победе. За заслуги перед Альянсом он был назначен правителем княжества Дольного очага и крепости Марденхольд.

Семья

Пылкое и сильное чувство охватило его после знакомства с юной красавицей Карандрой. Девушка стала женой Тириона и родила ему сына Тэлана. Семья заняла первое место в душе паладина, каждую ночь он молился, чтобы кошмары войны никогда не повторились, чтобы его любимой жене и дорогому сыну никогда не угрожала та опасность, те ужасы, которые пришлось пережить всему Азероту. Шли годы, жизнь в Дольном Очаге протекала спокойная и размеренная, Тирион любил совершать конные прогулки по окрестным землям раздумывая о жизни, о совершенных поступках, о своих близких. Сила Света уже не пылала в нем так ярко как в молодости, но все же она пронизывала каждую частичку его мужественного тела.

Враг или друг?

Однажды одну их своих прогулок, полностью погрузившись в мысли, Тирион забрел в глубь окружающих его крепость лесов. Легкий ветерок трепал верхушки деревьев, недалеко слышалось журчание воды, птицы согревали душу своим щебетанием. Оглядевшись, Тирион заметил, что тропа практически закончилась, пора было возвращаться назад. Он пришпорил своего верного коня Мирадора и рванул в чащу леса. По пути он увидел полуразваленную дозорную башню и решил остановиться и осмотреть некогда великое построение. Ах, сколько же замков, башен и деревень было уничтожено ордой во время войны, сколько невинных жизней загублено, это мысли не покидали его, а когда, собрав всю волю в кулак, он пытался от них избавиться, то они невозмутимо возвращались спустя пару часов. Уже собираясь двинуться дальше, Тирион заметил на земле чьи-то огромные следы. Не иначе орки? Орков он не видел уже более 10 лет, решив собрать небольшой отряд и вернуться сюда, Тирион вышел из башни и столкнулся с огромным орком.Немного замешкавшись, Фордринг вовремя привел разум в порядок и ринулся на орка, вложив все свое мастерство и силу в наступление. Зеленокожему воину пришлось отступить под натиском паладина. Он лихо уворачивался и парировал удары, но один все же пропустил. Меч пронзил ногу, заставив орка повалиться на землю. Честь Ордена Серебряной Длани не позволяла Тириону добить упавшего противника, и он отошел, позволяя ему встать. Орк тяжело поднялся и выпрямился, приложив кулак к сердцу в знак приветствия соперника. Такой жест удивил паладина, орки были всего лишь кровожадными животными, откуда у них понятие чести. На этот раз зеленый великан бросился в наступление, уклонившись от сильных размашистых ударов, Тирион выбил топор из его рук и сделал выпад вперед, чтобы закончить поединок. Но неповоротливый с виду орк отпрыгнул в сторону и вырвал кусок обломанной балки из стены. В мгновение стены башни задрожали, и она рухнула, засыпая обломками воинов.
Очнувшись в своей спальне, Фордринг ощутил приступ сильнейшей боли во всем теле. Его разум померк, он упал в бесконечную тьму забвения. Пред ним предстал Храм Ордена Серебряной Длани и архиепископ Фаол, которому он, молодой Тирион Фордринг, приносит клятву. Приняв священный молот, радостное лицо молодого паладина начало растворяться, стены храма становились прозрачными и постепенно превратились в стены его спальни. Он был без сознания 4 дня. Расспросив Карандру, Тирион выяснил, что его притащил в поместье его же конь, с переломанными ребрами и вспоротой рукой. Его ученик Бартилас, легкомысленный и вспыльчивый, не жалея сил пытался исцелить своего наставника. Сомнений не было, из-под обломков его спас тот самый орк. Рассказав обо всем Бартиласу и Карандре, Тирион пообещал им, что сам разрешит случившееся. Немного окрепнув, он вновь вернулся к башне, где встретил старого орка. Эйтригг, так его звали, поведал паладину о своем народе, о неутолимой жажде крови, навеянной демонами, и о чести, с которой они сражались раньше. Паладин поклялся Эйтриггу, что в его землях ему нечего бояться, и он может спокойно вести свое существование здесь. Бартилас же был иного мнения, новость об орке вызывала в нем приступы ярости, он был слишком молод и не принимал участия во Второй Войне, поэтому об орках знал только из рассказов от бывалых солдат, он написал письмо Дотрохану о произошедшем и тот, немедля, прибыл в Дольный Очаг с отрядом воинов. Повинуясь приказу, Тирион отвел их к той самой башне, но попытался противостоять аресту орка, за что был обвинен в предательстве и арестован. Трибунал решил снять с него обязанности паладина, и Утер Светоносный саморучно отлучил его от Света. Тирион был изгнан с земель Альянса. Узнав о таком поведении, Карандра решила, что муж спятил, она отказалась идти с ним и сказала, что их сын достоин лучшего будущего, чем скитаться по лесам в изгнанничестве. Но благодарность и честь не давали бывшему паладину забыть об Эйтригге. В отчаянии, оставшись один, без семьи, без своих владений он решился на рискованный шаг, спасение орка. Пробравшись в Стратхольм, где должны были казнить Эйтригга, он напал на стражу и устроил замешательство, и как раз в этот момент на город напали орки. Войско Новой Орды, возглавляемое Траллом, прослышав о пойманном Эйтригее, кинулось на выручку старому вояке. Пока орки оттесняли солдат Альянса, Тириону удалось подхватить Эйтригга и вывести его из города. Опустившись без сил у окраины небольшого леса, Фордринг прислушался к Эйтригу. Он не дышал, страх овладел Тирионом и решение пришло само собой. Сила света исцелит старого орка. Собравшись с силами, он направил всю свою волю в исцеляющие молитвы.Несмотря на то, что Утер отлучил его от Света Фордринг верил, что Свет его не покинул, он чувствовал присутствие мелких частиц солнечного тепла пронизывающие его тело.Вера, вера в силу Святого Света, вера в то, что мысли его чисты и направлены на благое дело, вот что руководило его сознанием, вот что давало ему волю и силу. Жар охватил его тело, частицы Света, скрываемые глубоко в нем, возгорались с новой силой, яркое свечение пронизывало его от ног до кончиков пальцев,ослепительная вспышка сверкнула и в тот же миг пропала.Тирион обессиленно повалился на землю,а Эйтригг хрипло закашлялся и привстал. В мгновение из-за деревьев стали появляться могучие фигуры орков. Лидер зеленокожих громил одетый в черные пластичные доспехи и вооруженный огромным молотом подошел к Тириону и сказал, что человек спасший их брата не представляет угрозы и волен идти куда пожелает, либо последовать с ними. Тирион облегченно вздохнул и попрощался с Эйтриггом, сказав напоследок, мы с тобой связаны кровью и честью, старик, я о тебе не забуду никогда.
Несколько лет Тирион жил как отшельник, пытаясь следить за судьбой своего сына, тайком пробираясь в поселения и узнавая новости. Ему даже посчастливилось пробраться на церемонию посвящения двенадцатилетнего Телана в паладины Ордена Серебряной Длани. Телан считал, что его отец погиб в схватке и лишь немногие знали правду. Точнее правду не знал никто, о том, что Тирион жив ходили лишь слухи.

Возвращение

Опасение сопровождавшие его всю жизнь оправдались и пришла Третья Война. Лордэрон пал под натиском сил Плети, Альянс терпел сильные потери. Тирион в это время жил в глуши у реки Тондрорил. Силы покидали его. Чтобы отдалить приход голодной смерти, приходилось питаться мясом лесных личинок. Вокруг бродили зачумленные животные и нежить, которая периодически подбиралась к его логову. В это время среди народа Альянса образовался фанатичны культ Алого Ордена, куда был принят сын Тириона Тэлан. Узнав об этом, Фордринг больше не мог скрываться. Собрав значимые для его сына вещи, он хотел заявить себе. Игрушечный молот, копия отцовского священного оружия, знамя Серебряной Длани и картина, где Телан изображен с семьей. Фордринг прикинулся одним из воинов Алого Ордена и сумел передать послание сыну. Тэлан понял знак и напал на окружающих его фанатиков, сумев выбраться из их окружения, он отправился на встречу с отцом, но по дороге его нагнал инквизитор Иззилиен и нанес смертельный удар. Всего мгновения не хватило Тириону, чтобы спасти сына, в порыве гнева он расправился с инквизитором и громогласно поклялся восстановить Орден Серебряной Длани и противостоять любой вражеской угрозе для своего народа.
Еще несколько лет Тирион действовал скрытно, ему удалось восстановить Орден Серебряной Длани. Эта весть дошла до Короля Лича. Силы Плети были разосланы во все стороны мира на поиски Фордринга, Орден паладинов был единственной сильной угрозой для Короля Лича.
Осознавая угрозу, Артас создал армию рыцарей смерти, возглавляемых Дарионом Могрейном. По приказу своего повелителя рыцари смерти напали на Часовню Последней Надежды, тогда Фордрингу пришлось лично поучаствовать в битве и встретиться с Могрейном лицом к лицу. Сумев сразить его, Тирион поведал Дариону о его отце, о его мече Испепелителе и о Короле Личе. Оказалось, что вся эта бойня была затеяна лишь для того, чтобы выманить Тириона из его укрытия. Артас лично явился для убийства Фордринга, но осознавший предательство Могрейн передал Испепелитель в руки паладина, меч очистился от оскверненной энергии и засиял силой Святого Света, Королю Личу пришлось бежать, а рыцари смерти Могрейна присягнули на верность Тириону. Лидер паладинов обьявил о создании Серебряного Авангарда, мощнейшей армии для борьбы с Королем Личом. Было принято решение собрать все возможные войска и направиться на штурм Цитадели Ледяной Короны.

Силы Серебряного Авангарда

Войска двинулись в Нордскол, высадившись на берегах Ревущего Фьорда, воины правосудия обосновались в деревне Вальгард, Тирион прибыл немного позже остальных переодевшись в обычного священника, его священный меч Испепелитель было приказано перевозить отдельно. Но наперекор его ожиданиям корабль перевозивший клинок был подвергнут нападению местных племен врайкулов, меч был украден и спрятан в глубинах врайкульской крепости Утгард. Незамедлительно собрав войска, Экспедиция Серебряного Авангарда отправилась в крепость, где им удалось выкрасть Испепелитель. Овладев заветным мечом, Тирион Фордринг открыто заявил о своем прибытии и приказал немедленно начинать наступление. Несколько ожесточенных боев с нежитью и силами Плети дали свои результаты. Войска Орды и Альянса ведущие нападение у Врат Гнева терпели поражение в то время, как войско Серебряного Авангарда сумело прорваться в тыл противника. Нанеся сокрушительный удар по Плетьхольму, силы Авангарда обосновались там, продирая дорогу к побережью моря на севере.
Выстроив лагерь Тирион отдал приказ о начале турнира Серебряного Авангарда. Со всего Азерота были призваны лучшие воины с целью сразиться с противниками и доказать, что они лучшие среди лучших, сильнейшие среди сильнейших, мудрейшие среди мудрейших, победителям турнира было дозволено встать в ряды штурмовиков Цитадели Ледяной Короны возглавляемых Тирионом Фордрингом для свержения Короля Лича.
Великая победа
Турнир позволил отобрать могучих воинов, штурмовой отряд Тириона ворвался в Ледяную Цитадель, ужасные кровопролитные битвы, сильнейшие силы Плети встали у них на пути, но и это не остановило Фордринга и его отряд. Пробившись на самую вершину к Ледяному трону, Фордринг кинул вызов Артасу. В решающей схватке Ледяная скорбь была разбита Испепелителем, и тысячи поверженных плененных душ вырвались из клинка. Дух отца упокоил падшего властелина нежити. Пришел конец его правлению, конец Артасу, но не конец Королю Личу. Кто-то должен был контролировать оставшиеся силы Плети, чтобы они не кинулись бесконтрольно уничтожать все живое. Тирион был готов взять это бремя на себя, но на помощь ему пришел Болвар Фордрагон.

Верховный Лорд Тирион Фордринг, лидер и основатель Серебряного Авангарда, ознаменовав Великую Победу вернулся в Азерот прославленным Героем.

Прикрепления: 8674127.png(253Kb)


 
seryipesДата: Суббота, 09.04.2011, 20:14 | Сообщение # 3
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 922
Репутация: 22
Статус: Offline
Верховный лорд Болвар Фордрагон

Рожденный в семье благородных кровей, Болвар воспитывался в строгости и дисциплине. Судьбой ему было уготовано служить при короле, хорошая военная подготовка и духовное богатство позволили ему вступить в Орден паладинов. Патриотизм и гордость за свой народ переполняли его душу, помогать и защищать свою Родину стало главной целью в жизни юного Болвара.
В смутные времена королевства Штормграда, когда был похищен король Вариан Ринн, Фордрагон занял пост регента* и наставника маленького принца Андуина Ринна. Но твердая воля и верность своему делу не помогли ему устоять перед чарами Леди Катраны Престор, околдовавшей практически всю знать королевства. Доверившись ее решениям, Болвар допустил несколько значительных ошибок, которые переросли в ослабление обороны Штормграда. По всему королевству был распущен слух о смерти истинного короля Вариана, но Фордрагон был уверен, что это ложь. Внутренне чувство говорила ему, что король жив, а вокруг плетутся паутины какой-то угрозы. Эти мысли помогали ему вернуться к реальности и трезво взглянуть на вещи. Катрана внушала Болвару то, что маленький Андуин будет следующей целью для похитителей, что во всем виновата Орда, так как Вариан был схвачен при дипломатическом визите в Терамор. Но сомнения в правдивости этих слов позволяли Болвару сохранять спокойствие и централизованность в рядах своей армии.
После возвращения Вариана Ринна над Азеротом нависла страшная угроза. Надвигалась армия нежити предводимая Королем Личом. Болвар принял командование армией при обороне Штормграда от нападений Плети. Проявив себя отличным стратегом и лидером, он был направлен в северные края Нордскола для осады крепости Короля Лича. Объединенные войска Альянса и Орды под предводительством Болвара и Драноша Саурфанга прорвались к Вратам Гнева, дабы вызвать на бой самого Короля Лича, пылкий нрав и неудержимость Саурфанга толкнули его в атаку, но он был повержен, а Ледяная Скорбь получила еще одну несчастную душу. Болвар не успел скомандовать о наступлении, так как Главный аптекарь Отрекшихся Гнилесс нанес неожиданный удар, отравив все живое и неживое Новой чумой. Все войска Орды и Альянса, ровно как и войска Плети были уничтожены, среди них был и Болвар Фордрагон. Обессиленный Король Лич сумел скрыться в своей цитадели. Чтобы предотвратить распространение чумы, Алекстраза, Хранительница жизни послала своих красных драконов к Вратам Гнева, чтобы они выжгли заразу с этих земель. Тело Болвара найдено не было.

Внезапный удар Отрекшихся был рассмотрен как предательство Орды, это разгневало короля Штормграда, и он отдал приказ о штурме Подгорода, чтобы уничтожить Гнилесса и его алхимиков.
Во время произошедшего у врат Цитадели Короля Лича состоялся диалог между Алекстразой и Кораэлстразом, в котором королева драконов сказала, что никто не должен узнать судьбу юного паладина, пока не должен… по ее же приказу солдаты Альянса нашли щит, принадлежащий Болвару, и вернули его в Штормград королю Вариану.

Немного позже стало известно, что Болвар и Саурфанг были захвачены в плен Королем Личом, страшные мучительные пытки не смогли сломить дух паладина. Чума и обжигающее пламя драконов изменили его тело до неузнаваемости, превратив в существо лишь отдаленно напоминающее человека, огонь,казалось, наполнял его тело и струился по венам, глаза горели неистовым пламенем. Болвар был распят на цепях между двух каменных колонн над троном Короля Лича, обреченный на вечные муки и страдания в наказание за свое непокорство.

Когда Артас был убит Тирионом Фордрингом, возникла необходимость в выборе нового Короля Лича, иначе оставшиеся войска Плети могли кинуться на уничтожение всего живого. Тирион был готов взять эту обязанность на себя, но тут вмешался Болвар. Находясь между мирами живых и мертвых, ему ничего не оставалось, как попросить Фордринга возложить "корону" Владыки нежити на его голову. Тирион, крайне удивленный, что Болвар оказался “жив”, немного поколебавшись, согласился передать бразды правления Плетью Фордрагону.

Так взошел на трон новый Король Лич, повелитель Плети, и так закончилась жизнь великого отважного паладина Болвара Фордрагона.

Прикрепления: 9774970.jpg(33Kb)


 
seryipesДата: Понедельник, 25.04.2011, 20:49 | Сообщение # 4
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 922
Репутация: 22
Статус: Offline
Генерал Туралион

Орден Серебряной Длани

Спустя пару лет, благодаря своему благочестию Туралиона пригласили стать одним из первых паладинов Ордена Серебряной Длани. Его обучение и тренировки проходили плечом к плечу с его наставником Утером, а так же с другими членами Ордена – Тирионом Фордрингом, Сайданом Датроханом и Гавинрадом Бесстрашным. Во время встречи с Андуином Лотаром Туралион очень нервничал и волновался, он был наслышан о подвигах великого воина, и для него было честью общаться с ним лично, но из-за своей стеснительности Туралион выглядел неуверенно и нелепо. Но, не смотря на это, Лотар все же выбрал его своим лейтенантом, увидев в парне высокие возможности. Утер был превосходным воином, но его набожность иногда переступала все границы, в то время как разум юноши еще был свеж и чист. Маг Кадгар, верный соратник Лотара, был одного возраста с Туралионом, и у них завязалась крепкая дружба.

Военное время

Вера в Святой Свет пошатнулась в разуме юного паладина, когда он впервые увидел орков. Сознание не позволяло верить, что подобные мерзкие твари являлись творениями Святого Света. Во время нападения орды на Хилсбрад и Южнобережье Туралион принимал непосредственное участие в схватках и в разработке стратегических решений. Альянсу удалось занять побережье, а войска орков были откинуты к горному шлейфу неподалеку от Пика Орлиного Гнезда. Но, как оказалось, орки были не такими уж и безмозглыми, какими их считало большинство людей, их тактический маневр заманил войска альянса в горно-лесную местность, в то время как основные силы Орды были брошены в Кель’Талас. Необходимо было срочно перехватить войска, эту миссию Лотар возложил на Туралиона, Кадгара и Аллерию Ветрокрылую, рейнджера высших эльфов. Паладин вел свои войска через Чумную Лощину, но армия Орды были уже далеко впереди, зеленая волна опустошила Стратхольм и Длань Тира, и уже вливалась в южные границы Квель’Таласа. Рейнджеры Луносвета во главе с Сильваной Ветрокрылой, сестрой Аллерии, занялись обороной своих земель, в том время как Орки продвинулись уже в центральную часть Квель’Таласа, сжигая и уничтожая все на своем пути, Туралион вывел свои войска с тыла, и Орда оказалась в кольце. Победа была близка, но неожиданное появление красных драконов со стороны Орды перевернуло ход сражения. Разбитая потерей своих родных, Аллерия нашла утешение в объятьях Туралиона. Жестокое нападение спровоцировало лидеров Луносвета на действия, и, покидая земли высших эльфов, Туралион возглавлял огромную эльфийскую армию.

Битва за Стальгорн

Воссоединившись с остальными войсками Альянса, юный паладин принял участие в битве за освобождение Стальгорна, оттесняя Орду все ближе к Пику Черной Горы. В этой кровопролитной битве Главнокомандующий Альянса – Андуин Лотар вступил в бой с лидером Орды – Оргриммом Думхаммером и потерпел сокрушительное поражение. Сил Туралиона оказалось недостаточно, чтобы пробиться на помощь к своему предводителю. Пробравшись все же к телу Лотара Туралион был охвачен смесью горечи, боли, страдания, ненависти и ярости. Взяв в руку сломанный меч Андуина, он вновь засомневался в силах Святого Света. Хотелось бы показать этот момент из первоисточника:
Святой Свет действительно объединял всех существ этого мира. Но орки к ним не относились.
И это значило, что его задача ясна. Он должен был принять Святой Свет и использовать его благодать, чтобы очистить мир от угроз извне и держать порядок внутри.
Орки чужды этому миру. И это значило, что он мог скинуть их без угрызений совести.
“Во имя Света, ваше время здесь истекло!” - крикнул он, вставая на ноги. На него спустилось сияние, столь лучезарное, что орки и люди не могли на него смотреть. “Вы не от мира сего, не от Святого Света! Вам не место здесь! Прочь!”
Вождь Орды скривился, и, заслоняя глаза рукой, двинулся назад. Туралион использовал момент, чтобы вновь пасть на колени пред телом Лотара.
“Уходи со Светом, друг мой”, - шепнул он, проводя пальцами по разбитому лбу Чемпиона. Его слезы смешались с кровью на лбу мертвого воина. “Ты заработал место среди лика святых, и Свет примет тебя в объятия”. Чисто-белая аура возникла вокруг тела его мертвого друга, и тот показался ему умиротворенным, спокойным или даже радостно-спокойным.
Тогда Туралион вновь стал на ноги, держа в руке рукоять разрушенного Великого Меча. “А ты, грязная тварь, - сказал он, обращаясь к ослепленному Думхаммеру. – Ты заплатишь за все злодеяния против сего мира и его народов”

В битве с вождем Орды паладин одержал неоспоримую победу, в порыве ярости он чуть не убил Оргримма, но, вовремя совладав с собой, даровал ему жизнь и приказал заковать. Воодушевленные войска Альянса, ведомые своим новым лидером, заставили бежать оставшиеся силы орков к их единственной надежде на спасение - Темному Порталу. Командование Альянса хотело спланировать дальнейшие действия, но Туралион был настроен решительно.

“Скажите людям, - приглушенно сказал Туралион, держа сломанный меч Лотара в одной руке и свой молот в другой. - Мы атакуем немедля”. Кадгар вновь поразился той метаморфозой, которая произошла с его другом за эти несколько месяцев. Туралион стал более строгим, более властным, более уверенным в себе - он начинал неоперившимся юнцом и стал закаленным воином и опытным командиром. Со смерти Лотара у него словно появилась аура, источающая спокойствие, мудрость и даже величие. От Утера и других паладинов исходили схожие ощущения, но те чувства были возвышенными, словно они были над всеми проблемами этого мира. От Туралион веяло чем-то земным, гармоничным с окружающей средой. Эту магию Кадгар не понимал, но очень ее уважал. Во многом это волшебство было противоположной ипостасью его магии, которая стремилось управлять стихиями и другими силами. Туралион ничем не управлял, вместо этого он открывал в себе те самые силы, обретя способность вызывать их, может не так сильно, как это делали другие волшебники, но с куда большей изящностью.

Войска Альянса атаковали остатки ордынских сил и прогнали их назад сквозь Темный Портал. Кадгару удалось обрушить стены портала и закрыть его, избавляя Азерот от новой угрозы.

После войны

Два года прошло со времен последней войны. Туралион занял место главнокомандующего войск Альянса.Он всем сердцем полюбил Аллерию Ветрокрылую, пылкий и дерзкий нрав эльфийки пугал его, но в то же время интриговал. Жажда мести и ненависть к Орде делала ее крайне грубой и жестокой, но никакая ненависть не могла вытеснить те теплые и нежные чувства, которые она испытывала к Туралиону. Только он мог обуздать ее стремление к уничтожению зеленых тварей. Она не поддерживала решение Альянса держать орков в резервации, их нужно было уничтожать. Аллерия часто возглавляла отряды по отловке и расправе над прятавшимися по лесам оркам.
Однажды Туралиона вызвал к себе король Теренас Менетил Второй и поручил провести экспедицию в Дренор, через вновь воссозданный Темный Портал.

Испытание новым миром

Как выяснилось, Нер’зул, шаман орков, владел могущественными артефактами, с помощью которых намеревался завоевать и разорить другие миры. Этого нельзя было допустить. Прибывшие ранее войска Альянса воздвигли Оплот Чести, крепость, служившую гарнизоном и жильем для солдат. Бессмысленная осада Цитадели Адского Пламени, где скрывались силы Нер’зула, оказалась впустую, так как сам шаман сумел скрыться. Для закрытия Темного Портала был необходим череп Гул’дана, мощный артефакт оставшийся после смерти ученика Нер’зула. Череп находился в когтях Повелителя рода Черных драконов Нелтариона. Войскам пришлось разделиться, Кадгар, Аллерия и Туралион, взяв небольшой отряд, направились на поиски дракона, в то время как Данат Троллебой возглавил отряды эльфийских рейнджеров и дворфов Громового Молота, в погоне за Нер’зулом.

Грозный союзник

Среди горных хребтов Острогорья, отряд Туралиона повстречал племена огров и гроннов, которые испытывали жуткую ненависть к роду черных драконов. Лидер гроннов Груул предложил свою помощь в битве с драконами, и это сыграно решающую роль в поставленной миссии. Совместные войска людей и гроннов двинулись к логову драконов, повсюду лежало огромное количество яиц. Гронны и огры кинулись уничтожать яйца и мелких драконов, взрослые же особи предпочли покинуть место схватки. Спустя мгновение явился и сам Нелтарион с черепом в когтях. Разбитые яйца разгневали его, и он вступил в бой с Груулом. Туралион со своим отрядом пытались помочь, но что они могли против огромнейшего аспекта черных драконов. Магия Кадгара не действовала, но… тело Смертокрыла было покрыто железными пластинами, и тогда подобрав нужное заклинание Кадгар смог заставить Нелтариона содрогнуться от боли, выронив череп Гул’дана, он скрылся.
Здесь вы можете прочитать сцену битвы гроннов со Смертокрылом.
Показать скрытый текст

Решающая схватка

Завладев артефактом, воины Альянса благополучно объединились с войском Троллебоя у Черного Храма. Решающее нападение на убежище Нер’зула закончилось поражением. Шаман все же сумел открыть несколько порталов и скрыться, а потоки энергии, исходившие от разорванного пространства, начали уничтожать землю и жизнь в Дреноре. Земля содрогалась и трескалась, казалось, мир вот вот рассыплется на части. Рискуя жизнями, Туралион и Кадгар предприняли попытку вернуться к Темному Порталу, чтобы раз и навсегда закрыть его и оградить Азерот от новых напастей. Произнеся необходимое заклинание, Кадгару удалось обрушить опоры портала и запечатать дыру в пространстве, но сами они остались в ловушке.
По некоторым сведениям известно, что после разрушения портала Туралиону удалось увести свои войска через порталы в другой мир, а после того, как Дренор оправился от искажавших его изменений, они вернулись в уцелевший Оплот Чести.
По другим же сведениям вся экспедиция Туралиона пропала без вести и по всей видимости погибла среди обломков некогда прекрасного мира.

Память о героях

Всю свою жизнь Туралион мечтал лишь о мире,его переполняли доброта и спокойствие, он был неуверен в себе как в лидере, он долгое время сомневался в существовании Святого Света, но смерть Лотара закалила его душу, он обрел твердость и мужество, уверенность в своих действиях, милосердие и благочестие не позволяло ненависти и мести завладеть его разумом. Четкое понимание дел и концентрация не раз выручала его из тяжелых ситуаций, а поддержка верных друзей и любовь к Аллерии не позволяли надежде на лучшее будущее покидать его. Он сыграл величайшую роль в жизни Альянса и всего Азерота в целом.

Сейчас мы можем увидеть Туралиона, увековеченного в прекрасной статуе, на Аллее Героев Штормграда, сломанный меч в руке паладина, когда-то принадлежавший Андуину Лотару, служит символом веры и правды, за которую они сражались. Статуи всех героев Дренорской Экспедиции расположены вдоль аллеи Славы в главной столице Альянса.

Существует мнение, что Аллерия родила Туралиону сына Аратора. Полуэльф получеловек, о котором знали лишь члены экспедиции. Спустя десятилетия Темный Портал был вновь открыт Владыкой Судеб Каззаком, тогда-то повзрослевший Аратор и отправился на поиски своих родителей. Судьба его складывалась довольно сложно, сам факт того, что он сын героев Альянса и племянник лидера Отрекшихся Сильваны Ветрокрылой, принадлежавшей к силам Орды, приносил ему много неприятностей.

Прикрепления: 2144252.jpg(45Kb)


 
MalamytДата: Воскресенье, 05.06.2011, 23:08 | Сообщение # 5
Лейтенант
Группа: Советники
Сообщений: 72
Репутация: 9
Статус: Offline
Верховный друид Фэндрал Олений Шлем




Великий Раскол существенно повлиял и изменил существование всех рас Азерота. Раскол оставил отпечаток на всем живом. Маленький Фэндрал родился в уже успокоившемся мире, события Великого Раскола остались далеко в прошлом, жизнь налаживалась. Как и все последователи своего рода, Фэндрал принял путь друида, учился гармонировать с собой и окружающим миром, слышать дыхание растений, мысли животных. Он был очень способным учеником и в результате вырос одним из могущественнейших друидов. Не смотря на свой относительно юный возраст, он стал правой рукой архидруида Малфуриона Ярость Бури. Однако, если Малфурион был известен как спокойный, мудрый и рассудительный, то его ученик напротив был вспыльчив, неуравновешен и обладал довольно грозными нравами. Всенародным любимцем ему стать не удалось, но он обучил множество молодых друидов, которые ни в чем не уступали ученикам Малфуриона. Фэндрал возглавлял лагерь ночных эльфов, находившийся в пустыне Силитус. Там же рос и его сын Вальстанн, который решил отказаться от последования за отцом и выбрал путь воина.

Киражское ополчение

Над Азеротом нависла опасность. Дети Древнего Бога К’туна вырывались из подземного царства. Правители Королевства Ан’Кираж выходили на тропу войны. Киражи, так называемые полулюди полунасекомые, расползались по Силитусу. Фэндрал Олений Шлем предпринял попытку противостоять захватчикам. В кратчайшие сроки он собрал большую армию великолепно обученных бойцов и под своим командованием дал бой киражам. Но императоры Ан’Киража нашли брешь в сопротивлении Фэндрала, ею стал Вальстанн. Не зная о замысле противника, Фэндрал, по просьбе своего сына, назначил его главнокомандующим гарнизона Южного Ветра, практически на границах линии фронта. Воспользовавшись подвернувшейся удачей киражи ворвались в гарнизон. уничтожив все живое, а Вальстанна взяли в плен. При следующей встрече войск, генерал Раджакс, ведущий войска киражей, лично убил Вальстанна на глазах Фэндрала. Друид пал духом, сердце его разрывала боль утраты самого родного, самого близкого, что было в этом мире. Мысли войне, о судьбе Азерота надолго покинули его разум, страдание переполняло душу. Киражи, воспользовавшись неспособностью лидера, почти одержали победу, но в бой вмешались драконы, откинувшие киражей обратно в их королевство. Застигнутые врасплох войска императоров, удивленные и напуганные поддержкой могучих драконов, больше не выходили на поверхность.

Полуденное солнце обратило свой пристальный взгляд на пески Силитуса, немым свидетелем взирая на бесконечную череду воинов, выстроившихся подле Стены Скарабея.
Оно продолжало свой ход, хотя собравшимся внизу казалось, что немилосердный шар замер на месте, будь то бы выжидая, пока многочисленная армия не падёт под его испепеляющими лучами.
Посреди беспокойных войск стояла одинокая ночная эльфийка, погружённая в свои мысли. Многие её собраться по оружию смотрели на неё с восхищение, а некоторые — с обожанием. Другие же, собравшиеся здесь — представители от каждой расы из каждой со всех известных областей этого мира — глядели на неё соответственно своим собственным расовым убеждениям. В конце концов, кровная месть между ночными эльфами и, теми же, троллями и тауренами исчислялась столетиями.
Однако, независимо от того, к какой бы из сторон они не принадлежали, все собравшиеся здесь разделяли одно чувство с ночными эльфами — уважение. Широмар была подобна солнцу над ними — спокойному, бесстрастному и неустрашимому. Эти качества хорошо послужили ей в последние месяцы, даруя сил, чтобы продолжать тогда, когда всё казалось потерянным, когда поиски казались бесконечными и когда ее союзники просто отказывались помогать.
Здесь были и наблюдатели из Пещеры Времени; бронзовый дракон — владыка своего рода — со своими многочисленными подданными; здесь были жуки и их хранители, древние существа. Ни один из них не согласился с этой обязанностью с легкостью. Через принуждение, изобретательность, а иногда и прямое насилие, все они были собраны, дабы исполнить эту миссию.
И все это для одной вещи, что держала теперь в руках Широмар: Скипетр Зыбучих Песков, наконец, вновь воссозданный после тысячи лет.
В конце концов, все дороги вели сюда, в Силитус, к вратам Стены Скарабея, сюда — где Скипетр был разрушен.
Широмар посмотрела на небо и вспомнила то время, когда солнце затмевали драконы; когда легионы ночных эльфов утопали в бесконечных волнах киражей и силитидов; когда надежда была так призрачна. Казалось, что никто не переживет те ужасные месяцы; но все же она была здесь, стоя перед священным барьером, который сохранил их жизни тогда, во времена Войны Зыбучих Песков...

***

Фэндрал Олений Шлем руководил атакой вместе со своим сыном Валстанном. Они выбрали это ущелье, чтобы их фланги были защищены против бесконечного потока силитидов. Широмар была скрыта позади линии фронта, бросая заклинания так быстро, как только позволяли её силы.
Они сражались на пути к краю ущелья, вместе с Фэндралом и Валстанном шли самые сильнейшие стражи, хранители и жрицы, поддерживаемые исцелением и заклинаниями друидов. Казалось, что на место каждой уничтоженной орды силитидов, приходили сотни других, чтобы занять места павших. Вот уже несколько дней длилось это бесконечное противостояние, с тех пор, как впервые началось вторжение силитидов, и Фэндрал призвал своих воинов.
Жрица Широмар и ее служительницы восстановили достаточно энергии, чтобы одновременно воззвать к милости Элуны, и теперь им оставалось лишь наблюдать за тем, как столб ослепительного света сжигал рой, блокирующий границу ущелья.
И тогда низкий гудящий звук наполнил воздух. Один за другим, летающие насекомоподобные существа — крылатые киражи, пролетели над краем ущелья, пикируя вниз и нападая на друидов из флангов поддержки.
Фэндрал вывел свои войска из ущелья в открытые пески, переступая через горы трупов силитидов. Воздух буквально кишел нападающими киражи, атакующими и хлестающими их своими когтями и жалами. Фэндрал устремился вперёд, стремясь позволить группе поддержки рассеяться и избежать уничтожения.
Приблизившись к перевалу, Широмар увидела орды киражи, выбирающиеся из земли как муравьи из потревоженного муравейника. Гигантское чудовище, возвышающееся среди них, покачивая многочисленными щупальцами, отдавало команды насекомоподобным солдатам.
Из всего гула и гудения роя, Широмар явно выделала одно повторяющееся слово: Раджакс, Раджакс… и хотя она не понимала речи киражи, она подозревала, не было ли это именем существа.
Когда новая волна киражи нахлынула на них, Великий Рог просигналил атаку, и с востока и запада множество ночных эльфов бросились в бой. С леденящими кровь криками Фэндрал и Валстанн устремились в самое сердце приближающегося роя. Две армии схлестнулись, уменьшаясь прямо на глазах.
Широмар чувствовала, что они добились успеха; но тени становились всё длиннее, день переходил в ночь, а сражение всё продолжалось. В центре битвы, Фэндрал, Валстанн и генерал киражей столкнулись в отчаянной схватке.
Сумев отбиться от атаки крылатых киражей, Широмар посмотрела вниз, туда — где генерал сражался против её отца и сына. Число киражей уменьшалось, и генерал, будь то бы ощущая это, гигантским прыжком отскочил назад к горному хребту туда, где впервые столкнулся с Фэндралом. Лишившись своего командира, оставшиеся насекомые были вскоре уничтожены.
Спустя несколько часов, ночные эльфы смогли отдохнуть. Фэндрал знал, что киражская угроза не была устранена полностью и он ожидал, что на следующее утро сражение вновь продолжится. Несмотря на спокойствие пустыни, Широмар так и не смогла уснуть — в её ушах всё ещё гремели отзвуки битвы.
Утром, перестроившиеся и выдвинувшиеся на гребень отряды были встречены зловещей тишиной. Широмар внимательно оглядела окрестности, но ни кирадей, ни силитидов нигде не было видно. Фэндрал уже было приготовился отдать приказ о дальнейшем продвижении, но прибывший гонец принёс мрачные известия — на поселение Южного Ветра было совершено нападение.
Мысль об отходе для защиты поселения пришла в голову Фэндралу, но он понимал, что такого рода манёвр оставит открытой дверь для проникновения оставшихся киражей. У эльфов всё ещё не было представления о численности насекомых, но не исключалась и возможность того, что все силы этой новой расы были брошены на них.
Догадавшись о сомнениях, терзавших отца, Валстанн предложил возглавить отдельный отряд для защиты деревни, в то время, как Фэндрал остался бы сдерживать насекомых.
Оказавшись рядом, Широмар услышала окончание их разговора:
«Эта уловка может сработать», — сказал Фэндрал.
«Мы не можем упустить такой шанс, отец», — ответил Валстанн. «Я отправлюсь на защиту деревни и вернусь с победой, упрочив славу твоего имени».
Фэндрал с неохотой кивнул: «Просто вернись живым, и я буду более чем доволен».
Пока Валстанн собирал отряд, Фэндрал наблюдал за уходом сына. Широмар беспокоило то, что их силы разделяются, но она понимала необходимость этого.
Следующие несколько дней эльфийская армия сражалась с ордами силитидов, которые одна за другой накатывали на их боевые порядки из ульев, разбросанных по всей пустыне, однако киражи больше не появлялись. Ощущение неотвратимой беды начало охватывать Широмар, она чувствовала, что столь долгое отсутствие хозяев силитидов — плохой знак. Она волновалась о судьбе Валстанна, и во время немногих перерывов в затянувшейся бойне она украдкой наблюдала, как Фэндрал, стараясь не привлекать внимания, смотрит на горизонт, в тревожном нетерпении ожидая возвращения сына.
На третий день, лишь только солнце достигло своего зенита, появились киражи в количестве ещё большем, чем прежде. Снова от крыльев насекомых зазвенел воздух, снова неисчислимые орды скрыли под собой горные хребты на горизонте. Они разливались перед войском Фэндрала подобно бушующему морю, другие же, словно гигантское облако, заслонили солнце… И, внезапно остановились.
Они словно ждали чего-то.
Фэндрал приготовился к обороне и сам стал в первых рядах, буревестники, кружившие в вышине, и друиды в облике медведей, в нетерпении царапающие землю — все они внимательно наблюдали за происходящим. Мгновения спустя океан насекомых расступился, и появился огромный киражский генерал, неся чьё-то окровавленное тело в своих зазубренных клешнях. Он вышел на пространство перед рядами киражей… и высоко поднял Валстанна Оленьего Шлема на всеобщее обозрение.
Вздох ужаса прокатился по боевым построениям эльфов. Широмар почувствовала, как оборвалось её сердце. Фэндрал стоял безмолвно, осознавая, что поселение пало, трепеща при мысли о том, что сын его, возможно, уже мёртв. Он проклинал себя за то, что позволил юноше уйти одному и теперь пребывал в оцепенении, в которое повергли его смесь ужаса, ярости и отчаяния.
Валстанн в клешнях генерала шевельнулся и что-то произнёс, но из-за расстояния разобрать его слова было невозможно.
Одновременно с этим узы, сковывавшие Фандрала, пали, и он рванулся вперёд, а его ночные эльфы последовали за ним. Но расстояние было слишком велико… задолго до того, как киражский генерал приступил к действию, Широмар знала, что они не успеют вовремя добраться до Валстана.
Генерал схватил окровавленное тело молодого эльфа второй клешнёй, сдавил обеими… и разорвал его пополам, прямо посередине.
Фэндрал, увидев это, замедлил ход, споткнулся и упал на колени, а атакующие эльфы сомкнулись вокруг него. Когда же наконец противоборствующие стороны столкнулись, с востока — закрывая свет, удушая, заглушая звуки налетел песчаный шторм. Сила ветра практически пригвоздила Широмар. Она, как могла, закрыла глаза, а вой ветра продолжал бить по ушам, приглушая звуки сражения и крики умирающих товарищей.
Сквозь весь этот хаос, рядом с собою, она смогла различить мрачную, чудовищную тень генерала киражей, прорубающегося через ряды эльфов, подобно жнецу на поле с созревшей пшеницей. Потом она услышала Фэндрала, чей голос, с трудом различимый сквозь бурю, призывал к отступлению.
Большинство из последовавших событий случилось, казалось, очень быстро, но на деле заняло несколько дней — Фэндрал вывел свои войска из Силитуса, через горные перевалы и провал кратера Ун’Горо, оставив силы силитидов и киражей далеко позади, оставив их, под прикрытием основных сил, пожирать своих павших собратьев.
Едва оказавшись внутри кратера, произошла странная вещь — по рядам пролетела весть, что начавшие было дальнейшее наступление киражей прекратилось и они повернули назад, как только возглавляемые ими силы пересекли гребень кратера. Верховный друид собрал оставшиеся силы в центре провала кратера и отдал приказ держаться до конца. Временное затишье вновь перешло в сражения, в отступления и смерти. Ночные эльфы вновь потерпели горькое поражение, а Фэндрал Олений Шлем, тем временем, менялся на глазах.
Как то Широмар увидела, как Фэндрал, устремив взгляд в никуда, стоял на Гребне Огненного Пера. Пар из вулканических клапанов бил позади него, оранжевый отсвет от лавы падал на его лицо, выражавшее глубочайшие страдания — скорбь, известную лишь родителям, пережившим своих детей.
Неожиданное отступление киражей не давало эльфийке покоя. Чем больше она думала об этом, тем больше вспоминала древние легенды, окутывающие кратер, предания о том, что создан он был в изначальные времена самими богами. Возможно, что и сейчас наблюдали они за этими землями. Возможно, благословение их всё ещё лежит на этом месте. Одно, тем не менее, было очевидно — если не будет найдено решение тому, как остановить прилив насекомых, Калимдор будет потерян навсегда.
Война Изменчивых Песков продолжалась уже долгие месяцы. Широмар удавалось оставаться в живых в почти непрерывно следующих друг за другом боях, и всегда эльфы лишь оборонялись, всегда их численность не шла ни в какое сравнение с численностью противника и им всегда приходилось отступать.
В отчаянии, Фэндрал предпринял попытку найти помощи у труднопостижимых драконов из бронзового рода. После своего первого отказа объединить силы, они, всё же, дали своё согласие после того, как подлые киражи атаковали Пещеры Времени, дом и владение Ноздорму Безвременного.
Наследник Ноздорму, Анахронос, вызвался повести бронзовых драконов против хищных киражей. Все ночные эльфы, способные держать оружие, присоединились к борьбе, и вместе они разработали план кампании по возвращению Силитуса.
Но даже приобретя в союзники могущество драконов, силы враждующих сторон были несравнимы. И тогда Анахронос воззвал к потомкам других драконьих стай: Меритре, потомку Изеры из Зелёного рода, Салестразе, отпрыску Алекстразы из Красного рода и Аригосу, потомку Синего рода Малигоса.
Драконы и крылатые киражи столкнулись в безоблачном небе над Силитусом, в то время как войско ночных эльфов со всего Калимдора, подобно полноводной реке, разливалось по его пескам. Но даже сейчас войско насекомых казалось бесчисленным.
Позже Широмар услышала слухи о том, что драконы, пролетавшие над древним логовом киражей, увидели там нечто ужасное, что-то, указывающее на более древнее, ещё более жуткое присутствие, скрывающееся за бешеной атакой расы насекомых.
Возможно, именно это открытие побудило драконов и Фэндрала разработать последний, отчаянный план — запереть киражей в этом городе, воздвигнув барьер, что будет сдерживать их до тех пор, пока не будет придуман более радикальный метод решения этой проблемы.
И вот, при поддержке четырёх драконьих родов, началась атака на город. Широмар держалась за Фэндралом, а с небес сыпались трупы летающих киражей. Высоко наверху, драконы особо не церемонились со своими крылатыми противниками. Единой массой давили эльфы и драконы киражей обратно, в стены города Ан’Кираж.
Но вблизи городских врат, волна насекомых хлынула обратно, и теперь все доступные силы были брошены на сдерживание этого давления. Дальнейшее продвижение стало невозможным. Тогда Меритра, Салестраза и Аригос решили прорваться в город и сдерживать киражей столько времени, сколько потребуется Анахроносу, Фэндралу и оставшимся в живых друидам и жрицам для создания магического барьера.
Настал решающий миг — трое драконов и их союзники прорвались сквозь легионы киражей в город с единственной надеждой в то,что жертва их не будет напрасна.
В это время, снаружи, Фэндрал призвал друидов сфокусировать свою энергию на Анахроносе, который начал создавать зачарованную преграду. А за вратами потомки трёх драконьих родов погибали под ударами многократно превосходивших сил насекомых.
Широмар сконцентрировала свою энергию и воззвала к Элуны, стена появлялась прямо на её глазах — скалы, камни и корни вырывались из-под песка, создавая непреодолимую преграду. Даже крылатые воины, пытающиеся пролететь над барьером, натыкались на невидимое препятствие, сквозь которое были не в силах проникнуть.
Киражи, оставшиеся снаружи, были скоро уничтожены. Их тела вперемешку с телами эльфов и драконов устилали залитый кровью песок.
Анахронос обратил внимание на крохотного жителя пустыни — скарабея, удирающего у него из-под ног. Широмар наблюдала, как создание замерло, а потом под воздействием магических сил стало увеличиваться, превращаясь в металлический гонг. Начали двигаться камни, создавая возле стены постамент, где он и был в итоге размещён.
Затем, великий дракон приблизился к оторванной лапе одного из своих драконьих сородичей, поднял её и преобразовал в удивительный скипетр.
После этого дракон сказал Фэндралу: «Если когда-либо смертный возжелает проникнуть сквозь магический барьер и вступить на территорию древнего города, пусть ударит скипетром по постаменту — и врата отворятся». И передал скипетр Архидруиду.
Фэндрал смотрел вниз, и лицо его искривилось в гримасе презрения. «Мне ничего не нужно от Силитуса, от киражей и, наконец, от вас, проклятые драконы!»— с этими словами он швырнул зачарованный скипетр в магические ворота, ударившись о которые артефакт разлетелся дождём осколков, и пошёл прочь.
«Неужели всё то, что связывает нас, ты приносишь в жертву на алтаре своей гордости?» — спросил дракон.
Фэндрал обернулся. «Душа моего сына не найдёт упокоения в этой бессмысленной победе, дракон. Я верну его. Пусть это займёт тысячи лет, но я верну своего сына!»
И Фэндрал быстрыми шагами прошёл мимо Широмар…
… той, что видит его в своей памяти так, словно всё это произошло вчера, а не тысячи лет назад.

Один за другим, воины Калимдора собирались вокруг, смотря на неё с ожиданием. Она же, решительным шагом направилась в сторону алтаря, проходя мимо людей и тауренов, гномов и дварфов, и даже троллей — тех, с кем её род сражался долгие годы, мимо всех тех, кто объединился сегодня для того, чтобы положить конец киражской угрозе — раз и навсегда.
Широмар остановилась у основания лестницы и сделала глубокий вздох. Она поднялась на постамент и остановилась в нерешительности, но лишь на мгновение. А, затем, изо всех сил ударила скипетром по гонгу…


Мировое Древо


Потеря сына сводила с ума Фэндрала, он не мог себе этого простить и поклялся, во что бы то ни стало воскресить своего единственного сына Вальстанна. Столетия были потрачены напрасно, друид никак не мог осуществить свою затею, временами надежда покидала его, но он вновь возражал ее с новой силой и принимался за отчаянные попытки. После вторжения Пылающего Легиона и нападения Архимонда Мировое Древо было уничтожено, могущественная сила жизни заключенная в нем исчезла, и ночные эльфы потеряли свое бессмертие. Счет пошел на годы, все меньше и меньше времени оставалось у Фэндрала для возврата сына к жизни, но любые попытки заканчивались провалом. Выход был один. Друид решил восстановить Мировое Древо, а точнее вырастить новое. Малфурион Ярость Бури отверг это предложение, понимая, что движет Фэндралом, но многие друиды, страшащиеся смерти, поддержали эту идею. Когда Малфурион погрузился в Изумрудный Сон, Фэндрал решил действовать. Он вырастил новое Мировое Древо на севере Калимдора, названное Тельдрассил. К сожалению, его ожидания не увенчались успехом, Великие аспекты, зная истинные намерения Фэндрала, отказались наделить Древо своей силой. Друид снова потерпел провал, так и не добившись возвращения бессмертия для своего народа и лично для себя.

Плененный разум

В отсутствие Малфуриона Фэндрал получил его полномочия архидруида и обладал равными правами с возлюбленной Малфуриона Тирандой Шелест Ветра. Ее жрицы оберегали спрятанное тело Малфуриона, поддерживая в нем жизненные силы. Множество противоречий возникало между новыми главами ночных эльфов, но открытого противоборства они не выражали.
Тельдрассил начал погибать. Фэндрал принял решение собрать сильнейших друидов и попытаться очистить Древо от пропитывающей его скверны. Призваны были Нералекс, Бролл Медвежья Шкура, Румуул Рунический Тотем и еще несколько не менее сильных друидов. Ритуал очищения должен был произойти с помощью Идола Ремулоса , но этому помешала Тиранда. Малфурион, попавший в плен Изумрудного Сна, погибал, все труднее и труднее становилось поддерживать его жизнь, и необходимо было действовать.
Бролла терзали сомнения на счет происходящего, все чаще ему приходили видение о какой-то надвигающейся угрозе, но все было довольно размыто и трудно было определить откуда ждать удара.
Тем временем, в Азероте происходили странные события. Тревожные непонятные видения стали посещать все больше и больше народу, Аубердин и Голдшир пали из-за того, что население просто не смогло проснуться от этих кошмарных видений. Лидеры фракций так же стали подвержены этим беспокойствам. Тиранда решилась на крайний шаг, ей был о необходимо попасть в Изумрудный Сон и выяснить, что происходит с Малфурионом.
Беспокойства назревали и в Дуротаре, Тура, племянница павшего Броксигара, получила видение о том, что Малфурион собственноручно убил ее дядю. Ярость и жажда мести сжигали ее изнутри, вооружившись деревянным топором переданным ей по наследству от Брогса, она отправляется на поиски друида дабы совершить возмездие.
Фэндрал же увлекся сбором рассветицы, Круг Кенария и друиды Громового Утеса недоумевали, для чего она ему понадобилась, на все расспросы он заявлял, что всего лишь занимается исследованием. Как оказалось позже, трава эта была необходима для отравляющего проклятия. Но для чего она друиду? Ответ не заставил себя ждать.
Проникнув в Изумрудный сон, Тиранда и Бролл столкнулись с причиной всех бед, один из полководцев Пылающего легиона сатир, известный как Лорд Кошмаров Ксавий. Именно он держал в плену Малфуриона и посылал эти ужасные видения. Противостоять силе Ксавия было не так то просто, но спасению Малфуриона поспособствовала Тура. Видения приходящие к ней были посланы архидруидом, ведомая его напутствиями, сама того не понимая, она проникла в Изумрудный Сон. Тиранда пыталась помешать Туре напасть на своего возлюбленного и вступила в бой, но орчихе удалось вырваться и обрушить топор на Малфуриона, к счастью, ее удар не достиг цели, но таящаяся в оружии волшебная сила разрубила оковы Малфуриона и освободить его из пут Кошмара.

Разоблачение


Выбравшись из Изумрудного Сна, архидруид направился в Круг Кенария, где узнал о ритуале очищения Тельдрассила. При приближении к новому Мировому Древу Малфурион ощутил сильную тревогу. Друидов, занимающихся очищением, он обнаружил у подножия дерева, как оказалось, они не очищали его, а наполняли своей силой, которая способствовала ускорению процесса осквернения Древа. Рассказав истинную ситуацию друидам, Малфурион отправился на встречу с Фэндралом в Анклаве Кенария. Разговор был не многословным, Фэндрал не понимал содеянного и считал, что все происходит так как должно быть. Ведь Тельдрассил вернул ему сына Вальстанна. Тогда Малфурион и заметил черную тень за спиной Фэндрала, на которую тот смотрел с улыбкой и любовью. Выхода не было, Малфурион накинулся на Фэндрала, и они схлестнулись в поединке, не смотря на силу и проворство одурманенного товарища, Малфурион смог одержать победу, уничтожив черную тень. Второй раз потери сына Фэндрал не выдержал, отчаянно пытаясь ухватить исчезающую тень, в которой он единственный видел сына, Фэндрал упал на землю в парализованном состоянии, его сознание терзала боль, он не видел ничего, не понимал, где находится и вообще жив ли. Малфурион же в это время обнаружил истинный источник осквернения Тельдрассила, привитая ветвь скверны Кошмара. Все жители Азерота погруженные в страшные сны вернулись к реальности, а Лорд Кошмаров Ксавий был заключен в маленьком уголке Изумрудного Сна, названном Разлом Ална.
Собрав все события воедино можно прийти к выводу, что Фэндрал был всего лишь жертвой. Он был игрушкой в руках Ксавия, когда погиб Вальстанн, друид был на столько убит горем, что не мог думать ни о чем другом, его разум был открыт и слаб, воспользовавшись этим, демон проник в мысли Фэндрала и управлял им. Именно он привил к Древу отравленную ветвь, именно он использовал рассветицу, чтобы отравлять и продлевать сон Малфуриона.Фэндрал был заключен в горной темнице Хиджала, для восстановления и оздоровления, но результатов не было, многие считали, что он навсегда лишился рассудка после повторной потери сына, которого любил больше жизни. Невменяемый могущественный друид стал приманкой для культистов, желающих завладеть его мощью, неоднократные нападения на его темницу вынудили Малфуриона перевести Фэндрала на Лунную Поляну. Там он восстановит свой рассудок, либо же останется заключен на оставшуюся вечность.

Друид Пламени


Но, к великому сожалению Малфуриона, Фэндрал не восстановил рассудок, но и в заточении не остался. Алисра из рода зеленых драконов была назначена конвоировать Фэндарала в обитель друидов, но ни она ни ее пленник туда не добрались. Алисра сопроводила заключенного друида прямиком к лорду Огня Рагнаросу. Разум Фэндрала измученный тоской по сыну вновь взорвался от невыносимой боли утраты, его внучка Астария, дочь безвозратно утерянного сына, поигбла в одной из схваток Альянса с силами Орды в Ясеневом Лесу. В один миг Фэндрал возненавидел все живое окружающего его, всех друидов во главе с Малфурионом, всех Орков. Гнев и ярость окончательно затмили рассудок друида, он присягнул в верности Рагнаросу, за что Повелитель Огня даровал ему новую силу. Фэндрал переродился, получив валсть над огнем и занял место нового мажордома вместо поверженного Экзекутуса. Но не он один был перерожден, жена его сына Леяра так же оказалась в строю Рагнароса. Совместно с Леярой Фэндарл организовал Орден Друидов Пламени, движимый лишь местью и страданиями Фэндрал начал подготовку к сожжению мира и к убийству Тралла, лидера Орды и Служителей Земли.

Ниже я представлю несколько диалогов, которые немного приоткроют тайну грядущего, и слегка заинтригуют!

Рабин Сатурна( мажордом Рамуула): Воспоминания в этом амулете корчатся в страдании. Столько боли и мучений... Давай взглянем, что он хочет показать нам. Кто это? Он похож на Вальстанна, сына Фандрала. Что он делает? Это воспоминания времен войны с кираджи? Так и есть! Великая война в Силитусе тысячелетней давности. Там Вальстанн пытался спасти свой народ, но попал в плен... и был убит.

Леяра: Вальстанн, мой муж, как рано ты покинул нас! У нас родился ребенок. Это девочка. Маленькая бесподобная девочка. Я назвала ее Астария... У нее твои глаза.

Фандрал: Время идет, а боль от утраты все не гаснет. Леяра, вы двое — это все, что у меня осталось. Я клянусь, что пока я жив, я всегда буду защищать тебя и мою внучку.

Рабин Сатурна: Ох, это ужасно! Зачем Леяра зациклилась на этом воспоминании? Вальстанн должен быть важнее для нее.

Леяра: Я пыталась спасти тебя, Астария... но не смогла. Если бы только Мулфарион не бросил твоего дедушку за решетку. Он гнил в тюрьме пока Орда резвилась в Ясеневом Лесу! Фандрал никога бы не позволил Орде напасть на наш дом. Что сделал Мулфарион чтобы спасти нас? Ничего! Кто здесь?

Фандрал: Твой гнев оправдан, дитя. Я разделяю твою боль и могу дать тебе новые силы.

Леяра: Фандрал! Ты бежал из тюрьмы?

Фандрал: Меня спасли... новые союзники. Прости, что я пришел слишком поздно.

Леяра: Что это за силы? Чем ты стал?

Фандрал: Вскоре ты узнаешь, дитя мое.


Леяра: Я ждала, что ты придешь. Ты предсказуем и надоедлив. Пора от тебя избавится. Фандрал — наш новый лидер, а ты всего лишь беспокойный сон. Ты не в силах больше вести нас. Рано или поздно это поймут все, шан'до. Я так сильна, как тебе и не снилось, Мулфарион.

Мулфарион: Леяра, ты должна понять, что Фандрала уже не исправить. Ты даже не представляешь, насколько глубоко но развращен.

Леяра: Я убью твоего спутника также, как убила Хамуула, и ты ничего с этим не поделаешь!

Мулфарион: Ты не убила Хамуула, Леяра. Он жив.

Хамуул: И пришел сюда сам, Леяра. Я освобожу тебя от этой судьбы, и ты наконец-то найдешь свой покой... в вечном сне.

Леяра: Это... Я могу поверить! Я сама пустила тебе кровь! Умрите же!

Хамуул: Прости, что я опоздал, но ты и сам неплохо управился.

Мулфарион: Рад, что ты вернулся, Хамуул. Теперь давай покинем это место.

Хамуул: Встретимся в лагере.


Аггра: Го'эль, ты думаешь, это сработает? Шаманы и друиды вместе смогут исцелить мировое древо? И оно правда исцелит этот измученный мир?

Тралл: Так полагают аспекты, а они должны знать лучше всех — это они его взрастили.

Изера: Приветствую тебя, сын Дуратона, и тебя, Аггра'лан из клана Снежных Волков.

Аггра: Госпожа Изера.

Малфурион: Добро пожаловать, друзья мои!

Тралл: А, Мастер Ярость Бури! Рад видеть тебя снова в мире наяву.

Малфурион: Я чувствую в тебе огромную силу, Тралл! Ты много достиг со дня нашей последней встречи.

Изера: Друзья, мы собрались здесь чтобы исцелить мир, во спасение которого мы трудились так тяжко. Сегодня впервые Служители Земли и Круг Кенария объединят свои силы, чтобы восстановить мировое древо и исцелить весь Азерот.

Неизвестный: Прошу прощения что прерываю вас.

Тралл: Сумеречный Молот!

Неизвестный: Не так быстро, сын Дуратона. Ты и твои союзники победили в прошлой битве, но час Сумерек неотвратим! Сумеречный Пророк предрек, что ты, и только ты — единственная преграда на нашем пути. Он поручил мне вывести тебя из игры.

Тралл: Я не боюсь смерти.

Неизвестный: Смерть... Ха-ха-ха-ха! Разве я говорил что-то о смерти?! Может ты и величайший шаман мира, Тралл, но ты всего лишь обычный смертный. Мой хозяин проклянет тебя, и твоя связь со стихиями обернется против тебя.

Аггра: Го'эль! Нет!

Тралл: Арррррх...

Неизвестный: Теперь стихии разорвут тебя на части и насытятся твоими чувствами пока последняя искорка твоей жизни в этом мире не угаснет.

Мулфарион: Ты пожалеешь об этом, незнакомец.

Неизвестный: Ха-ха-ха... правда? Ты не узнаешь своего ученика, мудрый шан'до?

Малфурион: Фандрал?! Что с тобой сделали?

Фандрал: Ты наивен, как и всегда. Твой домашний орк не сможет спасти тебя теперь, Мулфарион. Теперь жди, ибо скоро возгорится пламя нашей мести!

Малфурион: Фандрал превратил своих друидов во что-то ужасное. Быть может, его армия будет расти и дальше. Я должен предупредить Лунную поляну.

Аггра: Но как быть с Го'элем?

Изера: Он был могущественнейшим из Служителей Земли, и без него обряд не завершить. Возможно, нам придется признать, что мы потеряли его навсегда.

Аггра: Нет! Эти твари отобрали у меня моего Го'эля, но я не отрекусь от него. Да простят меня мои предки, ведь мое сердце украли вместе с ним. Крепись, мой друг. Если мы хотим вернуть Го'эля, нам придется сражаться за него.
Прикрепления: 5040773.jpg(51Kb)


 
Форум » Замок Волка » Библиотека » Герои Альянса
Страница 1 из 11
Поиск: